Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповеди отца Олега Моленко - propovedi.com
Главная страница сайта Печать страницы Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы   К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице
Перевод
Добавить в закладки:
ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Одноклассники Google+

Проповедь

Значение апостольской проповеди

(слово в праздник святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла)

Мф.16,13-19

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Сегодня Святая Церковь светло и торжественно празднует память великих Первоверховных Апостолов Петра и Павла, а завтра – Собор двенадцати Апостолов Христовых, на котором отпавшего Иуду Искариотского заменил по жребию праведный Матфий. Этот Апостольский Праздник показывает нам, чем воздали люди, лучшие из людей, которых Бог предвидел, предъизбрал и благословил на проповедь благовестия о Царстве Его в ответ на домостроительство Божие – Служение Воплотившегося Сына Божия. Праздник памяти Первоверховных Апостолов для нас – это размышление о человеческой составляющей в деле спасения, о том, что люди вносят в дело созидания Церкви Христовой.

Мы знаем из Священного Писания Нового Завета, что Господь основал Свою Церковь на исповедании, которое первым из людей изрёк святой Апостол Пётр: "Ты – Христос Сын Бога Живаго" (Мф.16,16). На этом исповедании, как на камне, – почему Пётр и назван был "камнем", – основано всё наше вероучение и наша Святая Церковь. Потому мы и именуемся христианами, что исповедуем Истину эту самым первым догматом своей веры: Христос есть Сын Бога Живаго. Только через Него мы выходим на всю Троицу и познаём истины, которые Богу угодно нам было открыть.

Характерной чертой нашей Церкви является основание Её на человеческом исповедании. Богу угодно было основать Свою Церковь, Главой которой Он является, на незыблемом камне этого исповедания. Господь не Сам заявил об этом, а ждал, когда кто-нибудь из людей засвидетельствует. Первым эту истину исповедал Пётр, который на вопрос Господа "... а вы за кого почитаете Меня?" (Мф.16,15) ответил: "Ты – Христос, Сын Бога Живаго". Это важнейшие слова для понимания устройства нашей Церкви.

Ложное понимание, которое вылилось в откол от Истинной Церкви и отпадение в так называемую римо-католическую латинскую ересь, возникло у западных христиан по той причине, что они не правильно поняли смысл слов Христа и перенесли значение камня-основания Церкви с исповедания, которое устами Петра произнесло человечество, на личность самого Петра. Так произошла подмена. Западные христиане решили, что Господь основал Церковь Свою на одном человеке, который трижды отрекался и даже после того, как Бог его возстановил, – Писание не скрывает этого, – лицемерил, в чём обличил его Апостол Павел, лицемерил по немощи своей, конечно же, не по злобе. Тем не менее, мы знаем, что немощи у него свои были. Когда Пётр противился проповеди среди язычников, Господь вынужден был вразумлять его видением и говорить: "...что Бог очистил, того ты не почитай нечистым" (Деян.10,15). Мы видим, что в жизни Петра постоянно проявлялись какие-то немощи, которые он преодолевал, с которыми боролся, в которых каялся, о которых плакал и рыдал.

Поэтому нелепо утверждение заблудших людей, что якобы Господь здание всей Своей Вселенской Церкви основал на одном человеке, хотя и избранном, облагодетельствованном и благодатном, но человеке – таком же смертном и грешном.

Это ошибочное, ложное понимание. Не на человеке основана Церковь, а на исповедании, о котором первым заявил этот человек. Поэтому он стал причастным к этому исповеданию и даже возглавил проповедь Евангельскую – благовестие миру, – будучи Первоверховным Апостолом. Но не на нём, не на его личности основана Церковь, а на правильном исповедании и на трудах его и всех других Апостолов. Поэтому, когда говорят, что Церковь основана на Апостолах, имеют в виду, что их трудами. Они заложили основание земной Церкви своими трудами и проповедью своей, которую разнесли по всему существовавшему тогда миру.

А второй Апостол – великий Павел – проповедывал среди обратившихся язычников. Это было его важнейшим отличием, что он больше других, как он сам пишет (1-е Кор.15,10), потрудился в распространении правды Божией, благовествуя среди языческих народов.

Читая об апостольских трудах Петра и Павла, мы видим, в чем заключается служение Церкви, основанной на твёрдом, надёжном, незыблемом исповедании и догматах, которые нельзя поколебать. Служение Церкви – это активная проповедь, которая словом Божиим прожигает сердца людей, делая одних избранными Божиими человеками, и обличая духовную смерть и погибель других, как писал Святой Апостол. Ибо те, другие, её не приняли, избрав тьму, мрак, зло, вечную погибель и добровольно последовав падшим ангелам.

Почему же Господь наш Милосердый Иисус Христос избрал для проповеди благовествования Евангелия Своего Царствия именно людей? Неужели Бог не мог послать на проповедь Ангелов, которые своим видом и своими сверхъестественными качествами и чудесами могли произвести куда больший эффект на людей? Но Бог не благоволил Ангелам быть служителями проповеди, а только лишь ограждать, сохранять и защищать самих служителей. Если Ангелы и посылались, то для того только, чтобы обратить ищущего Бога человека, как Корнилия сотника, к Апостолу, к проповеднику, к благовестнику, ибо такова Воля Божия. Ибо Бог принял человеческую плоть, а не ангельскую. Он Спаситель для человеков, а не для Ангелов, которые, будучи неизменяемы, уже разделились. Как светлые Ангелы не могут пасть, так тёмные духи не могут покаяться и возстать. Поэтому проповедь для них безполезна. Проповедь нужна только для человечества.

Поэтому Господь мудро и справедливо благословил лучших из людей нести благовестие другим людям. Он послал проповедывать тех из них, которые уже восприняли Его веру, Его благодать, Его истину и могли донести её до остальных людей, оставляя выбор – принять или не принять Слово Божие – за ними.

Первые Апостолы были ответом со стороны человечества, лучшей его части, на призыв Бога к покаянию, к обращению, к возвращению к Нему, к обретению утраченного Рая, утраченного Царства Небесного. Именно Апостолы стали тем святым авангардом человечества, который откликнулся на эту проповедь и пошёл зажигать сердца других людей. Вслед за ними их преемники – Апостольские мужи и Святые Отцы – продолжили это дело и продолжают до сегодняшнего дня, хотя они сильно оскудели числом в наше время. Оскудели не по причине Божественного Промысла или отсутствия заботы Бога о людях, а из-за страшного отступления людей. У Бога всегда есть посланники, но не для кого их посылать. Нет воспринимающей стороны. Она мёртвым сном спит: не верит, не слышит и даже не хочет слышать! Зачем же Богу посылать Своих благовестников к таким людям? Чтобы те поиздевались над ними, отвергли и получили для себя ещё большее осуждение? Нет. Господь не будет этого делать.

Поэтому по мере появления людей, способных воспринять Слово, появляются и проповедники, благовестники Божии. У Бога всё наперёд предвидено. Он точно знает – когда, в какое время и сколько будет воспринимающих Благовестие Его Царствия людей, и, соответственно этому числу, подготавливает и выставляет, со Своей стороны, проповедников этого Царствия: апостолов, евангелистов, учителей, святителей и отцов Церкви.

Каково же было основное назначение проповеди Апостолов? Вся апостольская проповедь, кроме научения тем истинам, которые открыл Господь наш Иисус Христос, – это призыв людей к покаянию. Мы это ясно видим из книг Нового Завета, из Посланий Апостолов и из книги Деяний Святых Апостолов. Мы видим, что покаяние всегда было основным акцентом их проповеди. Неся благовестие людям, – неважно иудеям или язычникам – они, прежде всего, призывали их к покаянию: "...Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться" (Деян.17,30) – так начал свою проповедь в ареопаге святой Апостол Павел.

Почему призывали они к покаянию? Потому что, прежде всего, сами Апостолы покаялись. Они прошли весь путь покаяния. Более того, Пётр и Павел были поставлены Богом в особо трудное положение. Петру было попущено трижды отречься от Спасителя, Которого он знал, видел, слышал, ощущал, к Которому прикасался в Его Боговоплощении, как к во плоти Сущему Человеку. Он был на Фаворе, ходил по водам(!), видел чудесный улов рыбы и многие другие чудеса. Поэтому уж кто, казалось бы, как ни Пётр был укреплён внешними чудесами и знамениями?! Только ещё Иоанн Богослов и Иаков могли уподобиться ему. Ведь другие люди, даже Апостолы, того не видели и не переживали, что видел и пережил Пётр на своём опыте! И, тем не менее, именно ему, – единственному из всех Апостолов, который заявил на Тайной Вечере, что если даже все предадут Господа, то он, Пётр, не предаст, но пойдёт за Ним и в темницу, и на смерть, – именно ему и было попущено пережить страшное падение, которое выявило порчу не только самого Петра, но всей природы человеческой. Оно выявило, что, оказывается, в падшем человеческом естестве уже давно укоренилось и пребывает Бого-отречение, Бого-предательство, которое уже стало свойством этого естества. И наша задача – через покаянное самопознание выявить эту порчу, увидеть её, ужаснуться, возненавидеть, вычистить, отречься от неё, умолить Бога избавить нас от всех последствий её былого присутствия и стать новыми людьми, в которых обитает правда Божия, истина, благодать, Дух Святый, в которых нет места порчи, нет места Бого-предательству и Бого-отречённости. Пётр смыл кровавыми горькими слезами эту порчу. Ибо, воззрев на Петра, Господь возстановил его в покаянии.

Святые Отцы толкуют, что Пётр не пал бы, если бы Господь не отнял Свою помощь. Но когда Пётр был оставлен один на один со своим человеческим падшим естеством, оно, конечно же, взяло верх над всеми его положительными качествами и добродетелями. Поэтому он неизбежно смалодушничал и отрёкся страшно, с ложною клятвой, от Того, Кому только что заявлял, что никогда не отречётся, но пойдёт и в темницу, и на смерть.

Церковь показывает на примере Петра, как одного из Её основателей, что мы должны покаянием освободиться от этой великой порчи – Бого-отречения, которое в нас живёт и которое, – если мы от него не избавимся, а будем только внешне верить, – будет скрыто в нас пребывать и всё равно проявлять себя, отравляя всё наше нынешнее церковное покаянное бытие, всё пронизывая, извращая, пропитывая и оскверняя ядом Бого-отречённости все наши добродетели. Если мы пытаемся пребывать в покаянном делании не потому, что действительно расположены к Богу, а поскольку "так заповедано, так надо, не сделаю – в ад пошлют", если пытаемся угодить Богу не из благого произволения и желания, не с ревностью, а теплохладно, ведь "куда денешься, Он сильнее?!" – в таких проявлениях и сказывается наше Бого-отречение, хотя вроде бы мы и уверовали, и делаем что-то: "правило на правило, тут немного, там немного" (Ис.28,13) – и так думаем спастись. Нет! Спасение состоит не в исполнении чего-то внешнего, а в глубинном перерождении всего нашего естества, в замене ветхого человека на нового. Это долговременный, болезненный, мучительный процесс очищения, исцеления, изменения или воскресения. Он может называться по-разному, но суть его в том, что мы должны заменить падшее, ветхое своё состояние на новое, которое явил нам Христос в Своём Человеческом Образе.

Апостолы первыми откликнулись на призыв к покаянию и Бог помог им, и особенно такому ревностному Его ученику как Пётр, увидеть сразу, в самом начале, ещё до выхода на всемирную проповедь, своё падение и через него падение всего человечества – живущую в людях Бого-отречённость. Только глубоко познавший это падение человек, принесший покаяние, изменившийся и обновившийся, мог понести другим людям проповедь о покаянии. Потому что он на себе познал как бездну падения, так и бездну величия, славы и милости Божией.

Поэтому, когда Господь трижды вопрошал его: "Симоне Ионин! любишь ли Меня?" (Ин.21,15-17), святой Апостол отвечал: "Господи, Ты же знаешь, что я люблю Тебя". Он не заявлял это от себя: "Господи, Ты не знаешь? Я Тебе сейчас сообщу: да, я Тебя люблю!". Это не было простым сообщением информации, напротив, он говорил: "Господи! Мы же только вчера были вместе с Тобой. Я каялся и Ты принимал моё покаяние. Ты же знаешь, что через покаяние я всё познал – кто я и что я – и отрёкся от былого себя. Я возлюбил Тебя в покаянии, поэтому как же можно спрашивать о том, что Ты и так знаешь?".

Господь принял уже покаяние Петра – в тайне, в пещере (есть пещера Апостола Петра, где он приносил своё покаяние). Но Господь спрашивал, чтобы возстановить его: как публично Пётр отрекался, так при всех надо было восстановить его в апостольстве. Нужен был акт внешнего засвидетельствования того внутреннего покаяния, которое Пётр принёс. Таким актом стало публичное принятие его покаяния в присутствии других Апостолов и возстановление его прав.

Поэтому наше покаяние не связано ни с какими внешними регламентациями: например, обязательно пойти в храм и там, стоя на коленях перед иконой каяться или перед священником склонить голову, чтобы он, накрыв её епитрахилью, дал крест, прочитал разрешительную молитву и т.д. Нет. Покаяние с этим не связано. Оно пред Богом в тишине, в уединении, когда никто не видит, не слышит и не знает о нём! Тогда мы плачем, рыдаем, сокрушаемся, осуждаем себя, выражаем свою ненависть ко греху. И, раскаявшись, выплакав, выстрадав, идём засвидетельствовать своё покаяние и своё отношение ко грехам, нами конкретно соделанным, к свидетелю Таинства – иерею Божию, – который подчеркивает: "Я только свидетель есть. Я засвидетельствую пред Богом, что ты раскаялся".

Вот этот акт священнического участия в таинстве исповеди и проговаривания уже раскаянных до того в домашней молитве грехов – как-бы последнего отторжения от них – нуждается уже в подобном свидетельстве: в епитрахили, в кресте, в Евангелии, в разрешительной молитве, чтобы это таинство состоялось до конца и было зафиксировано.

Сам Бог Иисус Христос показал нам на примере принятия покаяния Петра, что нам делать для нашего возстановления. Се, Христос невидимо стоит, приемля исповедание наше. Какое исповедание? – Любишь ли ты Меня? Отказался от грехов, раскаялся, ненавидишь их – "паси агнцы Моя", т.е. будь верным, а не неверным. Так Бог возстанавливает отпавшего после Крещения человека, возвращая его через внутреннее покаяние и видимое таинство исповеди в число верных. Но если нет возможности и условий для осуществления таинства исповеди, то Бог, конечно же, примет покаяние и не лишит человека спасения только по той причине, что священников было так мало, что умирающий кающийся человек не успел до какого-нибудь из них добраться. Нелепо ограничивать Божью милость предположением, что если человек не смог добраться до священника, то погибель его неизбежна. Нет, это не так. Но если дана человеку возможность обратиться к истинному иерею Божию, то будет большим грехом не использовать её. Потому что раз Бог дал такую возможность, Он требует законного вхождения в Церковь по примеру Петра, который был принят, возстановлен в своих правах, и послан на проповедь Самим Господом – Первосвященником Церкви во век, Архиереем Вечным по чину Мелхиседека.

Апостолу Павлу Бог также попустил великое падение прежде чем сделать его великим Апостолом для язычников. Но падение его было обусловлено невежеством – не незнанием Божественных истин, нет, он превосходил всех в уразумении и Писания, и традиции, – но он не ведал правильного направления. Его ревность, его стремление к Богу, его жажда Бога, его преданность традиции, через которую он думал Бога познать, были направлены к умирающей, отступившей церкви.

Мы знаем, что и сейчас есть ревнители умершей, отступившей церкви, которая стала уже лжецерковью. Ревнители эти прилепились к ней потому только, что сохранила она православный вид, какие-то догматы, каноны, что почитаются в ней творения Святых Отцов. Если обличаешь таких людей и говоришь им, что они вне Церкви, в погибели, не имеют благодати, они воспринимают это будто их отрывают именно от Православия, от Святых Отцов, от святых икон, от богослужебного чина, от правильных догматов.

Это ложное понимание. Никто не отрывает их от этого, но хотят всё это же преподнести им в чистом, истинном, правильном виде и качестве, которое можно сохранить только в Истинной Церкви. Мы не говорим "уходите из церкви и всё", но "оставьте лжецерковь и придите в Истинную, чтобы не просто числиться христианами и погибать, сохраняя видимость православия, но чтобы действительно заняться покаянием и возрождением души".

Обратите внимание на то, что апостольская проповедь была не о храмотворчестве. Не приходил Апостол Павел в ареопаг и не говорил: "Так, братья и сестры! Что-то у вас тут храмы языческие! Разрушим храмы языческие и будем строить наши! с луковкой! с куполами, да с колокольным звоном! К этому Бог призвал всех людей!". Не было такой проповеди!

Я не против храмотворчества и колокольного звона, но не было такой проповеди у Апостолов. Более того, сами они не служили в храмах. В апостольские времена под понятием "храм" подразумевалось обычно какое-то языческое капище: пышное, с колоннами, с факельными шествиями. Иудейский храм был единственным на всей земле. Поэтому слово это воспринималось либо как один-единственный храм, повторение которого невозможно, либо как множество храмов, посвященных бесам, идолам. Поэтому слово "храм" в апостольские времена не работало. И Церковь собиралась где придётся: то на третьем этаже, где служил Литургию Апостол Павел, во время проповеди которого выпал из окна один из прихожан, тут же воскрешённый Святым Апостолом (Деян.20,9), то в частных домах, то в подвальчиках, то в пещерах – катакомбах Римских. Церковь собиралась там, где была возможность для верных собраться – даже на природе, – Она не возводила величественных помпезных зданий Богоприсутствия, потому что была гонимой, будучи окружённой всем этим пышным языческим храмотворчеством. Это уже позже, именно от обращённых язычников, пошёл обычай строить храмы, но посвящать их уже не идолам, не бесам, а Истинному Богу. Поэтому они стали приниматься Церковью.

Но строительство храмов – это не главное назначение Апостольской проповеди и Церкви Христовой. Главное – покаяние. И если храм полон молящихся, но не кающихся людей, то в глазах Божиих – это мерзость, кощунство, что-то отвратительное: в святом по наименованию и виду месте люди занимаются совершенно не святым делом, но тлеют в своих страстях и похотях, поддерживают либо угрызают друг друга – в каждом из них кишит клубок страстей, и друг с другом эти клубки переплетаются. И всё это они выдают за Православие. Разве страстями греховными можно славить Бога? Тем более право славить? Поэтому недостаточно правого стояния в истине. Необходимо покаяние, которое включает в себя всё: и борьбу со страстями от начала до победного конца, и выход из греховного состояния, и стяжание добродетелей, и становление нового человека.

Для этого Господь и послал Апостолов проповедывать, "...идите, научите все народы... уча их соблюдать всё, что Я повелел вам" (Мф.28,19-20).

В начале Апостолы слушали Христа, но многие из Его поучений ни понять, ни вместить не могли, по словам Господа: "...вы теперь не можете вместить" (Ин.16,12). Он говорил им очень высокие истины, но не все они записаны в Евангелии, потому что если попытаться описать всё, о чём говорил Господь, то и "...самому миру не вместить бы написанных книг" (Ин.21,25), по словам Иоанна Богослова. Поэтому четырьмя евангелистами указана только некоторая важнейшая для спасения часть слов Христа, которые Святая Церковь соборно постановила выставить в составе Евангелия Нового Завета. Господь много говорил наедине с учениками. Но они не могли ни уразуметь, ни запомнить правильно, ни тем более применить все эти высокие поучения.

Поэтому Господь и низпослал им такой великий дар в день Пятидесятницы, о котором Он дал обетование, что придёт Дух Святый, Утешитель, Дух истины, Который "наставит вас на всякую истину... и будущее возвестит вам" (Ин.14,16-17; 16,13). О чём говорит здесь Господь? О том, что человеческими способностями, естественной памятью, естественной ревностью человеческой невозможно ни уразуметь, ни удержать, ни, тем более, распространить Христово Евангелие.

Это не человеческая наука. Не человеческое учение. Только Дух Святой, благодать Духа Святаго, Духа истины может утешить и наставить нас на всякую правду, и напомнить нам слова Христа, которые мы, прочитав, по обыкновению тут же забываем. Забываем слова по сути, хотя можем помнить их по форме. Многие помнят слова Евангелия о неосуждении, но используют их не в покаянном приложении, а в виде зуботычин – "Не суди! Смиряйся! Вот так вот!" – выхватывают эти слова из контекста и бьют ими как палками по ближним, требуя от них того, чего сами даже и не начинали делать. По форме правильно: "не суди". Господь говорил эти слова? – Говорил. Но по какому случаю? Кому? При каких обстоятельствах? Как эту заповедь понимать? Как правильно её прилагать? И распространяют эти слова на всех и вся. Это и есть извращение Писания и учения Христова, когда Его конкретная заповедь прилагается абсолютно ко всем ситуациям и делается своего рода идолом. А она – живая заповедь! И жива она только для того, для чего предназначена Богом. Если сказано "не суди", то надо знать, кого не судить. Потому что в другом месте Евангелия другая заповедь научает: "...судите судом праведным" (Ин.7,24). Бог дал человеку дар суда, разсуждения, различения. Как же можно, пренебрегая этим Божиим даром, говорить: "не надо вообще ни о чём судить"? Стать  не размышляющими, не видящими, не отличающими злое от доброго и правое от ложного истуканами? Как же можно так жить, подавляя естественную, Богом данную способность и благодатный дар различения? Нет, суд мы должны нести, но праведный суд – не из страстного, а из очищенного сердца и очищенного ума. Необходимо разсуждать, что Богоугодно, а что неугодно Богу. Другое дело – запрещено судить жестоким судом мелкие недостатки и погрешности наших ближних, которых дьявол искушает так поступать, впрочем как и вас. И этот пристрастный, греховный суд, который исходит из сердца, движимого не любовью, а гордостным осуждением, запрещён Богом, как греховное начинание, как проявление ветхого человека. Но новому, новозаветному человеку сказано: "...сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых" (Мф.19,28). Или Апостол Павел говорит: "Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские?" (1-е Кор.6,2-3). Господь призывает людей к суду! Как же можно призывать к суду тех, кто неспособен разсудить и судить? А что, мы и грешных не должны разсуждать и бояться осуждать демонов злых? Так рождаются мифы, легенды и небылицы отступнической церкви.

Поэтому мы должны отвратиться, отстраниться от отступников и молиться: "Господи, если можно, приведи кого-нибудь из них к истинной вере". Нам необходимо уразуметь, что Духом Апостольской Проповеди был Дух покаяния. Апостолы говорили Духом Святым, но применительно к человеческому состоянию он проявлялся как Дух покаяния. И проповедь их была призывом к покаянию, научением покаянию и объяснением что это такое и почему Бог требует, чтобы мы покаялись.

Дух Святый, сошедший в день Пятидесятницы, наставил Апостолов и напомнил все слова Христа уже не как какие-то отвлечённые невмещаемые ими истины, которые принимались верою, но не понимались, а истины живые, работающие, будучи правильно прилагаемыми для каждого времени, для определённых условий, для каждой местности и народности, с учётом качества и характера воспринимающей стороны. Проповедник от Бога всегда говорит приспособлено, удобоприемлемо для окружающих и слушающих его проповедь людей, чтобы она дошла до их сердец, оказала своё спасительное очищающее действие на ум и донесла обращающую и научающую благодать, чтобы слушающий человек захотел вырваться из плена греха и последовать за Христом. Такой была проповедь Апостолов и всех истинных служителей Бога после них.

Позже, к сожалению, к ним начали примешиваться волки в овечьих шкурах (Деян.20,29; Мф.7,15). Сатана понял, что победить и разгромить Церковь способом физического уничтожения её членов руками язычников или иудеев невозможно – Она только росла и умножалась на крови мучеников. Поэтому он предпринял попытку уничтожить Её путём внедрения ересей, – ложных понятий о Боге, о благодати, о Церкви или о деле спасения, – используя при этом структурность, иерархичность Церкви, состоящей из конкретных людей.

Ложные понятия сразу же уводят человека в ложные чувствования и делания. Это только кажется для незнающих дела невежд, что изменение малейшей йоты в догмате не имеет значения для самих людей – не сказывается на их духовной жизни. Это, мол, только богословы друг с другом спорят о таких вопросах, а для нашей простой жизни, ну какая разница – исходит Дух Святый только лишь от Отца или от Отца и Сына? Ну, вы скажите, какое дело российской бабушке из деревни "Клюкино" от Кого исходит Дух Святый? Какое ей дело? Вот молоко из коровы выходит – это ей важно. Если плохо выходит – надо идти к ветеринару. А вот Дух Святый от Кого исходит – до этого ей дела нет.

Но это только так кажется. Даже если бабушка ничего не знает и не понимает, она исповедует Спасителя правильно, не по-католически, в Символе Веры! Она поёт слова этой молитвы и присовокупляется тем самым к Церкви со стороны исповедания и стоит в истине, даже не осознавая того! Но если "умники" разъяснят ей, в соответствии с латинской ересью, что, оказывается, Дух Святый исходит не только от Отца, но ещё и от Сына, и бабулька это примет – всё, она впала в ересь! И дело не только в том, что эта несчастная погибнет, а в том, что нарушение догмата обязательно скажется на самой её повседневной жизни.

Дело не в том, что Бог "отметает" или наказывает людей за нарушение догмата. И не только в том, что Богу неприятно, когда люди пытаются извратить Его природу. Хотя, подумайте, ну кому из вас понравилось бы, если бы подошёл к вам близкий человек и сказал: "Слушай, а ты – обезьяна! Точно, ты не человек, а самая настоящая обезьяна"; и сказал бы это, не просто сравнивая с обезьяньими повадками какие-либо ваши манеры или привычки, но саму природу вашу назвал бы обезьяньей! Ведь последователи-то учения Дарвина именно так и утверждают! Это же оскорбительно! Почему-то люди не радуются, если их называют свиньями, собаками или козлами, а, напротив, оскорбляются. Но, при этом, они полагают, что с Богом можно "делать" по своему человеческому произволу всё что угодно: и "разделять" Троицу, "превращая" Бога-Троицу в Единицу, и "дробить" Его до безконечного множества божков, и отрицать Боговоплощение, "делая" Его тем самым "привидением"... Интересно, если бы вас назвали привидением, вы не обиделись бы, не покрутили бы пальцем у виска, намекая человеку, изрёкшему подобное, что у него, вероятно, что-то не в порядке с психикой?

Если мы, грешные люди, понимаем абсурдность подобных заявлений, то как же мы можем в отношении Всемогущего, Всеславного, Безконечного Бога что-либо выдумывать? Догматы – это же Богооткровенные, Богом данные истины! Мы можем их только принять в готовом виде, но ни йоту – ни влево, ни вправо, ни вверх, ни вниз – сдвинуть не можем. И если люди, действуя по своему произволу, дерзают "сдвигать" хоть что-нибудь в Богооткровенном учении и создавать на этом "сдвиге" свою идеологию – в основе нового "учения" всегда лежит ложная идея, хоть они и называют её "вероучением Церкви" – это значит, что вместо Духа истины имеют эти люди в себе дух лжи, который, преобладая в них, делает из них вместо святых – лжесвятых (прелестников и обманщиков), вместо чудотворцев – лжечудотворцев (хотя их деятельность может сопровождаться массой бесовских "чудес"), вместо проповедников – лжепроповедников, лжеучителей и лжепророков, вместо Апостолов – лжеапостолов, о возникновении которых предупреждали ещё Апостолы Христовы (2-е Кор.11,13).

И идут такие люди по жизни, применяя  конкретное лжеучение на практике – они же в него верят! Они ведь не просто для прикрытия создали ложное учение – мы говорим здесь о тех, кто искренен в своем заблуждении – они же верят в эту ересь, в то, чего на самом деле нет! Мы знаем, что Дух Святый исходит только от Отца, на Сыне почивает. А если еретики утверждают, что Он исходит и от Сына, то эта ложная мысль рождает целое прелестное направление, целый отряд прелестников, которые проявляют эту ложную идею в своей повседневной жизни, пытаясь выдавать за Божие то, что уже давно перестало таковым быть. Такие люди неизбежно вводят эту ересь в свою жизнь, даже, подчас, не понимая и не осознавая этого. Еретическое учение обязательно отразится на жизни людей, его принявших.

Например, если бы человека посадили в подвал без окон, закрыли его там и, дав ему зажжённую свечку, убедили бы, что физического солнца не существует: "Вот – солнце, никакого другого солнца нет. Видишь?" А потом привели бы ещё серию доказательств: "Смотри – книжка. Видишь? И буквы можешь рассмотреть благодаря этому солнцу-свече. И читать можешь, смотри! И в туалет можешь сходить, и руки помыть, и покушать! Зачем тебе солнце выдуманное? Нет никакого солнца!". И человек тот взял бы поверил в это, и жил бы в подвале всю жизнь по своей вере. Только свечки менял бы, приговаривая: "Да что же у меня за солнце такое – надо постоянно поджигать новое?". Это смешно, потому что это – прелесть, а она всегда и смешна и страшна одновременно. Но поверивший в неё человек живёт в подвале, во тьме, с помощью свечи собственного разумения пытаясь объять необъятные истины Божии и полагая, что он их познал. Сидя в подвале, такой человек верит, что он весь мир познал, а в действительности он только мечтает об этом – мечтает не в положительном литературном смысле этого слова, а как прелестный мечтатель.

Поэтому Апостолы и Церковь с такой ревностью и восставали против ересей. Они отстаивали не своё личное мнение, а Божественную неприкосновенность. Бог открыл, что Он Такой. Мы не можем ничего вносить от себя, но должны принять и хранить Истину. Церковь есть "столп и утверждение истины" (1-е Тим.3,15). Она утверждает истину в людях, которые на основании этой истины израбатывают спасение путём всецелого покаяния для всего человека во всех его проявлениях и для всего человеческого сообщества.

Поэтому Истинную Церковь составляют люди покаявшиеся – святые, находящиеся в процессе покаяния и приступающие к нему. Но если нет в людях покаяния – они вне Церкви, и независимо от того, какой структуре принадлежат и какие занимают в ней места – патриархов, митрополитов, епископов, архиепископов, священников, дьяконов или мiрян – они никакого отношения к Церкви не имеют... Они мечтают, мнят, ложно полагают, что они в Церкви. Но если спросить их – выяснится, что они ничего не знают ни о покаянии, ни о борьбе со страстями – может, и почитали об этом, но на личном опыте не знают. Прочитавший об истине человек, но не познавший её на практике, не может ею оперировать. Поэтому опытному человеку очень легко разоблачить такого, ибо тот хоть и читал, но не познал прочитанное, не жил им, не применял в своей повседневной жизни. Он – не делатель покаяния, а читатель о покаянии и почитатель его. Одно дело – читать о покаянном делании и даже верить в его необходимость и благоговеть перед книжкой, в которой о нём написано, часто лобызая её. А другое дело – на собственном опыте пройти этот путь и получить плод покаяния, и таким образом закрепиться в Церкви, обрести спасение и примириться с Богом.

И да будет сие молитвами Первоверховных Апостолов Петра и Павла и всех Святых Апостолов с каждым воистину произволяющим спастись.

Аминь!

12 июля 2005 г.


Главная страница сайта Печать страницы YouTube account Вниз страницы Вверх страницы   К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице
Перевод

Сайт отца Олега (Моленко)
 
© 2000-2016 Церковь Иоанна Богослова